Армения – колыбель индоевропейской цивилизации

Последние находки армянских археологов могут привести к тому, что историю Древнего Мира в ближайшем будущем придется переписывать.

При изучении древних цивилизаций Армения часто оставалась в стороне, как бы не задействованной в основных вехах общеисторического оборота. Интерес исследователей почти всегда ограничивался в основном территорией древней Месопотамии и Египта. Естественно нельзя было полностью исключить «фактор» Армении в деле становления древних цивилизаций. Для этого имелось достаточно много доказательств. Однако по тем или иным причинам Армения все-таки выбывала из списка возможных лидеров.

Есть, конечно, ученые, которые высказывают мнение о том, что достижения культуры Армянского нагорья в таких областях как металлургия, архитектура, военное дело, виноделие проникли в Ассирию, Палестину, Египет и Северный Кавказ. К примеру, по мнению английского востоковеда и археолога Г. Чайлда, культура Армянского нагорья своей внушительной древностью и ценностями может конкурировать с древнейшими культурами Месопотамии и долины Нила.

В поисках истины ученые всегда сталкиваются со многими основополагающими вопросами. Первое – где возникли или появились уникальные знания в древних цивилизациях? Второе – в «анналах» древних цивилизаций (Месопотамия, Египет, Индия, Иран и т.д.), на начальном этапе не зафиксировано развитие наук и ремесел. Создается впечатление «мгновенной» технической революции. По всем правилам, технический прогресс – это длительное развитие, которое должно отражаться в эволюции применяемых технологий. Процесс поэтапного развития должен быть отражен в культурных слоях той или иной цивилизации. Об этом должны свидетельствовать артефакты, которые подтвердили бы «авторские права» этих цивилизаций на «ноу-хау» древних изобретений. Третье – на ранних этапах предметы, свидетельствующие о “продвинутости” Месопотамии, Египта и др. зачастую импортированы. Об этом свидетельствуют данные лабораторных исследований с применением методов точных наук (спектральный, радиокарбонный анализы и т. д.). Создается впечатление, что известные до сего времени передовые цивилизации питались неким неизвестным источником, который обеспечивал их культурно-технический рост. Историков всегда мучил вопрос: откуда же берут начало эти удивительные знания?

Последние данные армянской археологии восполняют этот пробел.

На южных склонах горы Арагац, на территории, которая издревле называлась Навер, в 1975 г. были обнаружены древние некрополи (Неркин Навер – нижние могилы и Верин Навер – верхние). Находка сразу привлекла внимание археологов. Стало понятным, откуда взялось название этой местности. “Нав” или “неф” во многих древнеевропейских языках означает не только корабль, но и могилу. По всей видимости, в древности это понятие связывалось не только с морскими путешествиями. Оно также имело сакральный смысл – корабли уносили души мертвых в загробный мир. Целая «флотилия» таких «кораблей» явила миру такое обилие неизвестных фактов, что просто ошеломила исследователей. Курганы датируется 3-2 тыс. до н.э. Это подтвердили серии радиоуглеродных анализов артефактов, проведенных в лабораториях Германии и США. Эти данные удивительным образом подтверждают письменные источники древнеармянских историков, в частности, «Историю» Мовсеса Хоренаци (V в.), где сказано, что сын Айка (прародитель армянского народа) – Араманьяк со своим родом обосновывается на южных склонах Арагаца, недалеко от реки. Это произошло после победы Айка над мессопотамским царем-тираном Белом. По летоисчислению армянского историка Гевонда Алишана (19 в.) это был 2492 год до н.э.

Неркин Навер – это место захоронений высокопоставленных персон. Верин – крестьян. В Верхних могилах раскопана территория в 7 тыс. кв. м., где обнаружены 70 курганов простонародья, в Нижних могилах раскопано всего 8 княжеских курганов.

«Собранный материал позволяет утверждать, что Армения является прародиной индоевропейской цивилизации, – рассказывает директор НИИ историко-культурного наследия при министерстве культуры РА, кандидат исторических наук Акоп Симонян. – Это самые древние захоронения, где зафиксированы сведения арийского уклада, арийского мышления. Здесь мы находим свидетельства производства, уникального для того времени. Находки выводят на новый уровень трактовку развития цивилизаций».

На месте захоронений было найдено множество золотых украшений, оружия, костей почитаемых животных, прекрасно орнаментированные черно- и краснолощеные кувшины. Это «традиционный» набор, свойственный погребениям того периода. Однако сенсационные находки выделяют этот некрополь среди подобных. Это законсервированное в веках послание дает достаточное представление о роли и значении древнеармянской цивилизации.

По всем параметрам эти захоронения соответствуют арийским (индоевропейским) представлениям. Ритуал погребения носил очень сложный характер.

«Здесь мы наблюдаем все типы индоевропейских погребений: кремирование (высокопоставленные персоны), обгладывание трупов специально обученными собаками (приближенные царя) и простые захоронения – крестьян. Последних хоронили на боку: мужчин на правом, женщин на левом, – продолжает Акоп Симонян. – A в каждом царском захоронении как правило обнаруживаются кости двух жертвенных коней. Но самое поразительное, что нам удалось обнаружить здесь, это: железные удила, которые согласно данным химического анализа, своим составом схожи с самыми древними известными на сегодняшний день металлическими изделиями из Дорака и Аладжа-Уюка (Малая Азия, конец 3 тыс. до н.э.). Фактически это третья подобная находка в мире, датируемая 23 в. до н.э. В кургане N2 обнаружена черная гидрия (кувшин), на «плечиках» которой изображено 6 пар колес колесниц. У колес 4 спицы. Это свойственно самым ранним колесам колесниц. Другая поразительная находка – краснолощеный кувшин. На нем изображен табун породистых одомашненных лошадей. Об этом красноречиво говорят их стриженные гривы и заплетенные хвосты. Изображение табуна такой древности не известно во всем переднем Востоке. Это обстоятельство – весомый аргумент в пользу того, что Армения, помимо прочего, является родиной коневодства. Картину дополняют изящнейшие золотые изделия, бусы из цветного стекла. Некоторые изделия сделаны из кварца. Это поражает, если учесть, что температура плавления кварца составляет 1700 градусов по Цельсию. Как они это делали, пока остается загадкой. Такое качество стекла не известно во всем Древнем Востоке конца 3 тыс. до н.э.! Стеклянные бусы найдены также в городище Шенгавит (4-3 тыс. до н. э.), которые древнее этих находок на 1000 лет. Узоры на золотых изделиях повторяют орнаменты керамических изделий. А так как керамика, как правило, местного производства, то логически будет предположить, что золотые украшения – дело рук тех же местных мастеров».

Многие факты свидетельствуют о том, что Армения в это время была интегрирована в международные торговые связи. Примером этого служат Мессопотамские раковины морских моллюсков, бусина агалтомелита (месторождения этого камня находятся только в Корее, Китае и Японии), бусы из ляпис-лазури из Бадашхана (Средняя Азия), импортированные изделия из Восточного побережья Средиземноморья и т.д. Отсюда вытекает вывод, что торговые отношения уже регулировались определенными правовыми нормами, к примеру, договорами купли-продажи, обмена и др.

Еще одна находка, которая занимает обособленное место по своей значимости, это рапира. По всем параметрам это первое профессиональное военное оружие. Оно датируется XXIII в. до н.э. Спектральный анализ показал, что рапира изготовлена из оловянистой бронзы. Содержание олова в рапире 11-12%. Это классическая формула. Согласно данным изотопного анализа, медная руда армянского происхождения. Ее добывали из Алаверди (Лорийский район). Олово – завезенное (предположительно из Средней Азии). Следует отметить, все эти артефакты перекликаются с образцами, добытыми из древнего города Шенгавит. Здесь также наблюдается бурное развитие ремесел и технологий (гончарное дело, металлургия, виноделие).

По этому поводу профессор Пенсильванского университета, археолог Мишель Ротман, который участвует в раскопках Шенгавита, заявил, что все полученные данные позволяют предполагать, что приблизительно в 3 тыс. до н.э. культура древней Армении распространилась по миру. «Армения – это отсутствующий фрагмент в общей мозаике построения цивилизаций древнего мира. Шенгавит и Навер дополняют те недостающие «звенья», с которыми мы сталкивались при изучении древней культуры Междуречья», – говорит Ротман.

Слова американского ученого перекликаются со сведениями древнемесопотамских источников (поэма о Гильгамеше 3 тыс. до н.э. и др.), где говорится о том, что из Армении в Междуречье распространились знания как минимум 5-ти отраслей: строительство, металлургия, возделывание хлеба, садоводство, виноделие (см. Артак Мовсесян «Армения в третьем тысячелетии до рождества Христова»).

Учитывая все эти новоявленные факты, не исключено, что в ближайшем будущем придется переписывать историю Древнего Мира. Однако, всему свое время.

 

Гаяне Василян

Наши корни – это наша древняя история

О необходимости национального единства, как основной формулы успешного исторического развития независимого армянского государства и государственности, говорится много. Почему же День национальной идентичности, которому давно уже следовало бы не только обрести государственный статус, но и возглавить список национальных праздников, никак не пробьет себе достойного места? Ведь один такой инициированный государством праздник «корней» способен сыграть куда более сильную сплачивающую роль, нежели любые призывы к единению или интеллектуальные рассуждения, пусть даже очень умные…

«Я АБСОЛЮТНО СОГЛАСЕН С ТЕМ, ЧТО 4500-ЛЕТИЕ ПОБЕДЫ НААПЕТА АЙКА НАД БЕЛОМ мы должны справлять именно на государственном уровне, – считает директор Института истории НАН РА Ашот Мелконян. – Азербайджанцы позволяют себе писать и городить полную чушь, извращая историю в собственных интересах, а мы не желаем озвучить и представить миру то, что имеем, предпочитая умалчивать о своих корнях. Почему? Да потому что боимся ярлыка «националистов»…

Между тем если в советское время сражение между Айком и Белом на берегу озера Ван, датируемое 2492 годом до н.э., было принято считать мифом, то последние открытия наших археологов, историков, лингвистов доказывают иное. Уже нет никаких сомнений в том, что еще примерно 3000 лет назад до н.э. (то есть около 5000 лет назад) на территории Армянского нагорья была создана цивилизация, которая могла функционировать только в условиях наличия государственности. «Сегодня речь идет не о мифе, а об исторической правде», – утверждает А.Мелконян. Конечно, несмотря на использование Мовсесом Хоренаци исторических источников, битва и победа Айка над Белом не лишена мифологических элементов, но в целом ее историчность доказана. И для нас крайне важно на официальном уровне определить точку отсчета армянской государственности – ведь общеизвестно, что крепость дерева определяется в первую очередь крепостью его корней.

«Наши корни – это наша древняя история, и мы не должны скрывать ее из страха прослыть националистами, – продолжает директор Института истории. – Что касается Навасарда, справляемого 11 августа, то логично, что стартовой точкой нового года наши предки считали именно кульминацию сбора урожая. То есть в начале года ты собираешь урожай, который будешь использовать в течение года. Более того, я убежден, что мы, опять же на государственном уровне, должны вернуть народу армянские языческие праздники – ведь они часть истории и национальной идентичности. В своих основах христианская вера имеет много языческих элементов – Хоренаци тоже об этом пишет. Так зачем же нам отказываться от них?»

Другой вопрос, который на первый взгляд может показаться нелепым, даже абсурдным: почему до сих пор нигде четко не зафиксировано, что именно означает слово «Армения»?

«Я ЗАДАЛСЯ ЭТИМ ВОПРОСОМ В СВОЕЙ КНИГЕ, ПОСВЯЩЕННОЙ ГОРЕ АРАРАТ, – отвечает А. Мелконян. – Дело в том, что на индоевропейских языках «мен» означает «человек», а Армения – страна людей арийского происхождения. Фактически весь мир называет нас арменами, то есть арийцами, но поскольку «ариец» – слово, вызывающее ассоциации с нацизмом, то говорить об этом негоже. В XIX веке у антропологов в ходу было понятие «арменоидного происхождения» как человеческого типа с определенными характерными чертами (круглая голова, большие глаза и т.д.). Слово «арменоид» обозначает не только национальную принадлежность, но и человеческий тип, схожий с армянским. Впоследствии это понятие было заменено на «малоазийский человеческий тип» – ничего не говорящее в этническом плане определение…»

Глобализм диктует свои правила – сегодня нет ничего хуже, чем прослыть националистами. Река должна влиться в море и забыть о своих истоках – такой подход навязывает нам Запад. Под другой грантов не дают. Сегодня приветствуется понятие «общечеловеческое достояние», а не «национальное достояние» – можно подумать, одно исключает другое…

«Находят, к примеру, на территории Армении самую древнюю обувь, признают, что она действительно самая древняя, но упаси боже даже намекнуть, что она армянская, – утверждает А.Мелконян. – Это «общечеловеческое достояние, найденное на территории Армении». Если же какой-нибудь ученый заикнется о национальной принадлежности находки, то грантов ему больше не видать. Я создал для AGBU электронный учебник по истории армянского народа, которым заинтересовались французские коллеги. При этом было отмечено, что, несмотря на очевидные достоинства учебника, автор ко многим вопросам подходит с позиции национализма. Я их спросил, в чем это проявляется. Выяснилось, что негоже писать «враг начал наступление на Зейтун», надо писать «противник…». Нельзя писать, что турки были врагами – один народ не может быть врагом другому. Что касается Геноцида армян, то, повествуя о злодеяниях турецкого правительства, оказывается, следовало в первую очередь написать о тех турках, которые спасали армян, а потом уже о тех, кто учинил резню. Я, конечно, отказался пойти на поставленные условия и изменить текст, а французы отказались купить электронную программу… Подобное происходит постоянно, и в условиях глобализации все труднее сохранить свои корни. Это в очередной раз доказывает, что такой праздник, как День национальной идентичности, нужен нам как воздух…»

Зара ГЕВОРКЯН

Армения – это Армянское нагорье, а не Кавказ

Среди армянской общественности России все чаще поднимают головы дилетанты или просто наивные люди, присоединяющие Республику Армения, Нагорно-Карабахскую Республику, Нахичеван и Джавахк к Кавказу, и называющие армян кавказцами. Более того, эти «кавказцы» находят поддержку в некоторых общественных организациях, при поддержке которых проводят соответствующую пропаганду среди армянской молодежи.

Между тем, есть неоспоримые истины, главная из которых заключается в том, что Родина армянского народа – Армянское нагорье. Именно здесь, на Армянском нагорье, образовался, создавал свою богатую самобытную культуру, продолжает жить и созидать армянский народ.

Армянское нагорье найти на карте очень просто, оно граничит: на востоке с Иранским плоскогорьем, на западе с Анатолийским плоскогорьем, на севере с долиной реки Куры, на юге с северной Месопотамией. Все так называемые топонимы, такие как «Малый Кавказ» и «Закавказье» – термины, искусственно придуманные советской властью. Придумали их те, кто в свое время незаконно передавал исконно армянские территории с армянским большинством населения в состав третьих стран. Придумывали их для того, чтобы в будущем лишить армянскую сторону всяких оснований для восстановления справедливости, а соседям Армении усилить территориальные аппетиты. Сделали дело и под этим расписались.

Термин «Закавказье» означает не Кавказ, а то, что есть после Кавказа, точно также как термин «за городом», означает не то, что в черте города, а то, что за его пределами. Учитывая, что Кавказ является частью России, Абхазии, Южной Осетии, Грузии и Азербайджана, эти страны и являются кавказообразующими странами, а термин «Закавказье» придуман исключительно для Армении. Советская власть никак не могла признать Арцах, Джавахк и Нахичеван частью Армянского нагорья, и даже высшую вершину Армянской ССР – гору Арагац, относила к Кавказу! Если бы советская власть признала топоним Армянское нагорье за Армянской ССР, она, тем самым, показала бы всю сущность проводимой ею на протяжении многих лет антиармянской политики. Потому и придумывались всякие «малые кавказы» и т.д. Таким образом, в течение долгого времени армянам внушали понятие «кавказской родины».

Советские времена ушли в прошлое, однако советская картографическая политика продолжает жить. В России продолжают Армению присоединять к Кавказу, а армян к «лицам кавказской национальности». Вот только когда это делают представители армянских организаций, претендующие на ведущую и консолидирующую роль в общине, то становится не по себе. На сегодняшний день перед армянским народом стоят многочисленные вызовы. Необходимо понять, что эти вызовы легко преодолимы, когда есть национальная консолидация, в том числе и по Армянскому нагорью.

        Роберт Арутюнян, политолог

Առաջարկ հայ ինքնության քննարկման

 

Մեր շատ մեծեր, սկսած Մովսես Խորենացուց, փորձել են նկարագրել մեր ինքնությունը: Իմ վրա ամենամեծ հետքը թողել են Շիրվանզադեի նոթերը, որոնցում նա նկարագրում է իր այցելությունը Իգդիրի գավառի գյուղերից մեկի եռալեզու գրագետ, բայց մի քրդից կոտորվող հայությանը, մյուսում նկարագրում է Բաքվի նավթային գործին առնչված նորը բացասող ու ավանդականին կառչած հայությանը, մի այլում՝ հին, բարալիկ գերեզմանաքարերը նոր հանգուցյալ տերտերներին հարմարեցնելու ավանդույթը նկարագրող լոռեցի տերտերին:
Ես էլ, տարիքս առնելուն զուգընթաց փորձել եմ հասկանալ մեզ, ինքս ինձ:  Ըստ առկա բոլոր օբյեկտիվ տվյալների՝ շարքային եմ: Եվ որևէ հավակնություն, առավել ևս պատվախնդրություն չունեմ սույն քննարկումով մտնելու մեծերի իմաստուն ժառանգության ասպարեզները: Բայց քանի որ մեր ազգային, պետական ու հանրային բոլոր վեկտորները արագորեն գահավիժում են, անհրաժեշտ եմ համարում մեր ինքնության առանձնահատկությունների խորքային քննարկումը հենց ներկա հայության կողմից: Ես վերջնական լուծումներ առաջարկողը կամ, առավել ևս, իրացնողը չեմ: Ես մասնավոր կարծիք եմ ներկայացնում՝ ընդամենը, ոչ ավելին:

Մեր մամուլը, լրատվությունը և անհատական շփումները նկարագրում են մեր առօրյան, բայց չեն վերլուծում այն: Լավագույն դեպքում մենք սահմանափակվում ենք «դե ազգ չենք էլի» հայտնի եզրահանգմամբ ու դրանով ավարտում ասելիքը: Բայց երբեք չի հետևում ակնհայտ հարցը- «Լավ, բա ինչու «ազգ չենք» ու ոնց անենք, որ «ազգ դառնանք»:

Իմ ստորև ներկայացվող մտքերով ես փորձելու եմ տալ այդ «ինչուի» իմ սուբյեկտիվ պատասխանները:

Նախապես ներողություն եմ խնդրում այդ հարցն ի սկզբանե մերժողներից: Ես գիտեմ, որ առնվազն 40-50 տոկոս հայություն գերագույն կարծիքի է մեր ինքնության ու որակների մասին և պատրաստ է ինձ մեղադրել դավաճանության ու խառնակչության մեջ: Կխնդրեի այդպիսիներին հանդուրժել այդ հարցով ինձ և հնարավոր այլ այլախոհների:

Նախադրույթներ

1. Ըստ եղած բոլոր օբյեկտիվ նկարագրերի, մենք պատմականորեն պարտված և հիմա էլ պարտվող ազգ ենք:

Ապացույցները

ա. Անցյալում ունեցել ենք այժմյանից շատ ավելի ծավալուն և հզոր պետականություն, բայց կորցրել ենք այն:

բ. Գենոցիդի հետևանքով կորցրել ենք ազգի կեսին, բայց չենք կարողացել վրիժառու լինել, կամ որևէ փոխհատուցում ստանալ: Ներկայում էլ չունենք միասնական կարծիք ու մոտեցումներ, թե ինչ դիրք պետք է ունենանք և ինչ պետք է արվի այս ուղղությամբ: Դիրքորոշումները տատանվում են քիրվայականությունից ու ֆուտբոլից սկսած մինչև Բաքուն ու Ստամբուլը արյան մեջ ողողելու երազախաբությունները, բայց ռացիոնալ ու տրամաբանական պետական-սուբյեկտային մոտեցումները առկա չեն:

գ. Ղարաբաղյան պատերազմ ենք շահել, բայց արտաքին հաղթանակը տանուլ ենք տալիս ներքին թուլություններին:

դ. Հետսովետական տարածքում հարաբերական ամենամեծ արտագաղթը ցուցաբերած էթնոսն ենք: Հայկական սփյուռքը 3-4 անգամ մեծ է Հայաստանում բնակվողների քանակից: Արտագաղթը շարունակվում է ահագնացող դինամիկայով:

ե. Դատարկվող երկիրն ապրում է մի քանի հոգու կամքին ու շահին հպատակված, և որևէ ձև չի գտնվում այդ ներքին այլանդակին դրության տերը լինելու լծակներից հեռացնելու հարցերում:

զ. Չկա պատասխանը, թե ինչու է վերարտադրվում միայն վատը, ամենալպիրշը, ամենազազրելին և ինչու իշխանություն մտած մի շատ մեծ՝ իրեն որպես նորմալ համարող հատված, ուժ չի գտնում նորմալը սերմանելու, այլանդակի դեմն առնելու համար:

է. Չկա հարցի պատասխանը, թե մոտավորապես մեր, իսկ պարտությունների հետևանքով նույնիսկ ավելի վատ վիճակում գտնված Վրաստանը ինչպես է կարողացել արդեն տանելի, օրինավոր ոստիկան ու դատավոր կերտել, ազգային նպատակներ ներդնել իր պետության առանցքներում, իսկ մենք դեգերում ենք շատ վատի ու ամենավատի արանքում:

2. Պարտության նախապայմանները կոդերի ձևով ներդրված են մեր հանրային մտածելակերպի մեջ: Հենց այդ կոդերն են մեզ տանում հերթական պարտության:

Ապացույցները  /Սահմանափակվենք միայն վերջին 20 տարիների փաստարկներով/

ա. Այս տարիներին որևէ մեկի կողմից գործուն ձև, մեխանիզմ կամ ռազմավարություն չի առաջարկվել վայրընթացը կասեցնելու համար:

բ. Ազնվորեն չեն նկարագրվել վիճակի խորքային դրվածքները՝ առկա սուբյեկտներով, նրանց նպատակայինով, շահայինով ու պոտենցիալներով:

գ. Սկսած 1991-ից, անկախացման առաջին իսկ օրվանից, դրված է եղել միայն իշխանություն վերցնելու խնդիրը «վատ ցար, լավ ցար» մոդելի շրջանակներում: ԵՎ նույնիսկ այդ մոտիվով տարված բոլոր ընտրությունները սկսած 1995-ից կեղծվել են:

դ. Ընտրական պարտությունները դաս չեն եղել նորովի մտածելու ու գործելու համար: Չեն գեներացրել որևէ նոր միտք, առաջ չեն մղել նոր որակի գործուն լիդերի, որը կասեր՝ թե լավ, իշխանությունները միշտ նորանոր ձևերով ու լկտիությամբ իջեցնում են ընտրական ստանդարտների նշաձողը և արդեն բացահայտ արյամբ են պահում իշխանությունը: Արդյոք ադեկվատ է շարունակել պարտության դատապարտված ընտրական պայքարի մինչ այժմ ընդունված, անփառունակ ու երկիր հյուծող, կործանող ձևը՝ միտինգը: Ես գնալու եմ հնից տարբերվող այս-այս ձևերով, և ով հավատում է, թող հետևի ու օգնի ինձ:

Փոխարենը, ամեն նոր եկած խճճվել է հենց ավանդականի մեջ և մատնվել պարտության, որովհետև տեսադաշտում միայն միտինգային, կամ առնետավազքի վրա հիմնված ծրագրեր են եղել:

ե. Մեր ազգային արժեքայինը մեծ տեղ է տալիս փրկիչին, սկսած Սասունցի Դավիթից, որը իբր միայնակ պետք է կոփի հաղթանակը և նվիրի մեզ:

զ. 1996-ի նախագահական ընտրություները միակն էին, որոնք հիմնված էին ոչ թե փրկիչի գաղափարի վրա, այլ եղածից զզվածության ու հետագա անհանդուրժողականության վրա: Բայց փողոց հանված տանկերն ու բանակը ժողովրդի մեջ փշրեցին պետական մեքենային ուժով հակադրվելու նոր-նոր արթնացած կամքը: Այնուհետ կայացած բոլոր նախագահական ընտրություններում մեր հույսը նորից «փրկիչն» էր:

Սկզբում նոստալգիկ սովետական Դեմիրճյան հայրն էր, հետո հոր տղան, հետո երկրի հիմքերը առաջինը սասանած, չարյաց իբր փոքրագույն՝ նախկինը, որի առնետավազքով իշխանություն վերցնելու գաղափարն ապշեցուցիչ կերպով հուսադրող էր ընկալվել մարդկանց կողմից:

Մեր՝ միայն փրկչի հույսին լինելու ֆենոմենի մյուս ապացույցը դա խորհրդարանական ընտրությունների հանդեպ բացարձակ անհետաքրքրությունն է: Իհարկե, համաձայն մեր պատկերացումների, խորհրդարանն իր 131 անդամով փրկիչ չէ ու չի կարող լինել: ԵՎ հենց միայնակ փրկիչի գաղափարն էր, որը խորհրդարանականի ճամփա բացեց մեր միջի ամենատականքին: Այսօր այդ խորհրդարանն ու գործադիր իշխանությունը ձեռք ձեռքի ու որպես եկու ոտք, համագործակցում են երկիրն ավիրելու հարցում:

3. Մենք չունենք սեր ու հարգանք հանդեպ մարդկայինը, փիլիսոփայականը և թերագնահատում ենք փիլիսոփայական միտքն ու հայացքը հանդեպ մեր շրջապատը:

Ապացույցները

ա. Մենք ունենք միջանձնային բացասականը ընդհանրացնող ու նկարագրող շատ արժեքավոր ազգային ասացվածքների մի մեծ շտեմարան: Մեր ամեն մի ասացվածքը մի մարգարիտ է այս առումով: Երևի ողջ մարդկությունը չունի ստորն ու մարդկային վատը նկարագրող այն դիապազոնը, որն ունենք մենք: Բայց միաժամանակ մենք ամեն մեկս առանձին առանձին մեկուսացնում ենք մեզ՝ մերինից: Շատ ավելի հաճախ՝ նույնիսկ անսպասելի անեկդոտի ձևով /օրինակ, Հայ ե՞ս: Բա ինչի համը չես հանում/:

բ. Մեր «էլիտար» միտքը հաճույքով ու խորին բավարարվածությամբ է ընթերցում այլոց մեծերի մտքերը, ցիտում ու մեծամտորեն ինքն իրեն զատում մեր ու մարդկային միջինից: Բայց չի տեղայնացնում իրեն Հայաստանյան իրականության կտրվածքների վրա:

գ. Իր պատկերացումներում հայը ամենից խելոքն է /որպես ունիվերսալ ստանդարտ ընդունված հրեաներից էլ խելոքը/, բայց՝ բախտը չբերածը:  Օբյեկտիվությունն իսպառ բացակայում է ինքներս մեզ ու այլոց գնահատելու ու համեմատելու հարցում:

Իրոք, եթե ես արդեն իսկ ամենախելոքն ու լավն եմ, էլ ինչի ավելին անեմ: Ու որպես հետևանք՝ հայը կեղծ դիպլոմ է գնում, կեղծ ուսուցման է գնում: /Դե ինքը ամեն ինչ գիտի, իրեն կրթվել պետք չէ, իրեն ընդամենը թղթի կտորն է պակասում, բա արժե դրա վրա ժամանակ կորցնել կամ ջանք թափել/:

Կեղծ աշխատում է, կեղծ ծառայում իրեն ու իր երկրին ու հաճախ նաև հենց իր ընտանիքին:

դ. Համատարած այս անհամատեղելիությունը՝ մեր իրական գիտելիքի, պոտենցիալների ու օբյեկտիվորեն անհրաժեշտի մեջ, մեզ պահում է մշտական տետանուսի ու լավատես հեռանկարի մեջ՝ մենք խելոք ազգ ենք, մեր մտավոր ու մարդկայինը աշխարհի լավագույններից է, մենք ինֆորմացիոն ու նորագույն տեխնոլոգիաներով ու բանիմաց ուղեղ աշխատեցնելով հեսա սարեր շուռ կտանք:

Խոսում և հուսադրվում ենք հենց այս ինքնակեղծիքի մթնոլորտում, չնայած արդեն վաղուց գիտենք, որ դա այդպես չէ:

ե. Մեզանում վերացած է ներկան և մատուցվում է միայն ապառնին:  Սոցիալիզմը պարտվեց հենց այդ պատճառով: Նա ներկայի վատը արդարացնում էր շողշողուն ապագայի տեսլականով: Մարդիկ ոչ թե կերտում էին ապագային հասնելու համար, այլ սպասում էին: Ու արդյունքում տեղ չհասան:

Բացարձակ նույնն էլ հիմա է:

Իհարկե, թշվառության մատնվածի հրաշքով վերակենդանալու այս հույսը հասկանալի է ու հարգելի: Կրթություն չստացածը, մի կերպ օրվա հացը հայթայթողը կարող է անտեղյակ լինել իրական, խորքային վիճակից, բայց իրեն էլիտար-սերուցքային համարող մեկը ուղղակի իրավունք չունի իրեն ու այլոց ոչ օբյեկտիվորեն չգնահատելու:

Եթե ոչինչ չարտադրող Հայաստանի իշխանավորը հոխորտում է վաղվա մեծ ծրագրերով, ապա էլիտար անհատն էլ պարտավոր է մեկնաբանելու, որ այ բառադի, մեկը ես՝ էլիտար մասնագետս, էս-էս էս հարցերում համաշխարհայինից 10-20 տարի հեռու եմ, դու էդ ո՞ւմ հույսին էս մեծ-մեծ բրդում:

Ներհայաստանյան մասնագետը որպես կանոն հրապարակավ չի խոստովանի նման բան: Շատ հաճախ նկատվում է հակառակը, թե դա շատ էլ հնարավոր է՝ բայց պայմանով, որ իշխանության գա հենց ինքը, կամ հենց իրեն տրվի պաշտոնը: Մարդկանց մեջ վերացած է մասնագետի ազնվությունը և մասնագետ լինելու անհրաժեշտության գիտակցությունը:

ԵՎ արդյունքում, գիտելիքի պակասը երկիրը պահում է պատանդ՝ տգետի ձեռքում: ԵՎ տգետներն էլ հենց հրապարակում են, իրենց հեքիաթային, անիրական, բլեֆ լուծումներով ու տգիտության հետագա քարոզով:

Ներքին քաղաքականում առնետավազքն է լուծումը, արտաքինում՝ Ռուսաստանին, կամ արևմուտքին կառչելը: Տնտեսության մեջ՝ չեղած մտավոր պոտենցիալն ու մեզանից շատ հեռու նորագույն տեխնոլոգիաները: ԵՎ որպես այս հեքիաթի արդյունք էլ, բնականորեն արդարացվում է հանրության համբերատար, աստիճանաբար դզվելու անիրական հույսը:

Ովքեր էլ չեն հավատում հեքիաթին՝ արտագաղթում են:

զ. Փաստորեն ներկայում մեզանում բացակայում է արժանապատիվ ազգայինը- պետականը-անձնականը ունենալու կամքը: Եվ զարմանալիորեն, մի կողմից ունենք Ղարաբաղում հաղթանակած հպարտ հայ, իսկ մյուս կողմից՝ ներքին տականքին պարտված հայաստանցի: Մեզանում համատեղված է անհամատեղելին՝ արտաքին շատ ավելի հզոր ու կազմակերպված թշնամի հաղթողն ու ներքին մի քանիսի դեմ պարտված շարքային անհատը:

Այս տարօրինակ արդյունքի հիմքը հասկանալը մեր ամենակարևոր խնդիրն է: Որովհետև անհերքելի փաստ է, որ պետության արտաքին հաջողությունները ներքինի վրա հիմնված ու նրանով պայմանավորված դրվածքների շարունակությունն են:

Իմ կարծիքով, ղարաբաղյան հաղթանակը դեռ սովետի օրոք կուտակված ու որպես ազգային կամք ձևավորված պոտենցիալն էր, որը ուղղվեց արտաքին թշնամու դեմ: Իսկ ներքին քաղաքականում մենք չունենք հակառակորդի գաղափարն իսկ՝ բոլորս իբր հայ ենք, բոլորս իբր մի օրի ու իրար նեցուկ ու օգնական: Ապագայի լուծումներ էլ չեն բյուրեղանում որպես սկզբունքային ներքին անողոք պայքարի անհրաժեշտություն:

Եղած նախապայմանների համադրումով ես հանգում եմ հետևալ եզրակացություններին:

4. Ներհայաստանյան ընթացող գործընթացներում ներառված տարբեր սուբյեկտներն ու ֆակտորները գործում են եղած հանրային աշխարհայացքային- արժեքայինի դաշտում: Նրանք ոչ ավել են, ոչ պակաս, ոչ էլ ոչ բնորոշ: Նրանք մեր հանրության իշխանական կերպի արտացոլումն են: Մենք ապրում են Ребята, давайте жить дружно Լեոպոլդ կատվի լոզունգով, երբ ակնհայտորեն ոչ բոլորն են կատու և ոչ բոլորն են համերաշխության կողմնակից:

Հանրային-արժեքայինն ու անհատական–դերայինը ենթակա են փոփոխման ժամանակի մեջ, բայց նաև մշտական սուբյեկտային ու դինամիկ հարաբերությունների մեջ են:

Օրինակ, սկզբից անհատական-դերայինը թույլ տվեց, որ 96-ին պարտվածը բաժակ շրխկացներ՝ նույնիսկ 100 տոկոսն էլ ոտնահարելու ու պետությունը որպես իր հոր բոստան վարելու մասին հոխորտար ու տանկեր հաներ փողոց: Իսկ հետո, արդեն հենց այդ նախադեպը գրանցվեց որպես նոր հանրային –արժեքային՝  ու գողականը իր ձեռքը վերցրեց պետությունը, սահմանելով էլ առավել զազրելի նոր արժեքային:

99-ին, այս ամենի հիմնադիրը իր կյանքով հատուցեց կատարածի համար, բայց ստեղծված նոր հանրային-արժեքայինն արդեն ընդունակ չէր օբյեկտիվորեն գնահատելու կատարվածը: Հատուցումը մատուցվեց ու խաղացվեց  որպես նոր ու մեծագույն հանցագործություն, որը հաճույքով ընդունվեց հանրության կողմից:

Այսինքն հերթական անգամ, ընդհանուր պատճառահետևանքային քաղաքական, հանրային պատկերի քննարկման փոխարեն մենք ընկանք միայն ու միայն գործող սուբյեկտների շահայինի գիրկը, բացարձակապես մոռանալով տրամաբանականը: Սա է մեր ներկա արժեքայինը՝ մակերեսային, գողականին հարմարեցված սկզբունքներ ու դրանով սահմանափակված շարքայինի աշխարհայացք:

Արդեն 20 տարի է, ներհայկական ամբողջ կյանքը խաղ է մի քանի մարդկանց համար և նրանց շուրջ: Ոչ մի նոր անհատ չի կարողանում ճեղքել այդ շրջանը և նոր մոտեցումներ ու նոր հարթակ ձևավորել: Որպես գործելաոճ ընդունված է միտինգը և մերժված, տաբուի տակ է դրված հարցը՝ թե ինչ ուժի տեր է այդ միտինգը, եթե նրա պատասխանատուն արգելում է որոշակի սահմանի հատումը: Ցանկացած կոնֆլիկտ ունի էսկալացվելու միտում: ԵՎ եթե կոնֆլիկտի մեկ կողմը նախապես հայտարարում է իր վճռականության սահմանը, ապա դիմացինի մեկ ավել քայլն իսկ արդեն ապահովում է հաղթանակը: Այսինքն սահմանափակ գործիքադարանով միտինգն ի սկզբանե պարտության մեխանիզմ է:

Ի վերջո, ոչ մարդկային փորձը և ոչ էլ որևէ հայ տեսաբան ու փրկիչ դեռ չի հիմնավորել, որ ավազակապետություն հռչակված երկրում սահմանադրական պայքար տանելը որևէ ադեկվատություն ունի:

Մենք ականատես ենք մի տարօրինակ երևույթի՝ բազմաթիվ անգամ նույն սցենարով պարտությունները ոչ մի ուսուցողական, հետևանքային ուժ չեն ունեցել հայ հանրության վրա: Մարդիկ շարունակում են գալ միտինգի,  հավաքվել, գոչել, ընտրել, խաբվել, պարտվել, զոհեր տալ, գնալ տուն ու հեռանալ հայրենիքից:

Ռուսների ասած, մենք շարունակաբար նույն փոցխը ոտնակոխելով մեր ճակատին ենք զարկում, բայց ոչ մի եզրակցության չենք գալիս:

Ու այդ ընթացքում էլ հայ էլիտարը մնում է իր «օլիմպում»: Հանգիստ, հանդարտ, խիստ ինքնագոհության քողի տակ շարունակում է մեծ-մեծ ճամարտակելը աշխարհի մեծամեծների ֆոնին ինքն իրեն զետեղելով:

Դժվարանում եմ ճշգրտորեն բնութագրել, թե ինչ է սա: Երևի կուտակված կենսաբանական-ազգային իմաստություն է՝ փրկելու սեփական անձը հանրայինից զատ: Մյուս կողմից էլ, եթե այդպես է, ապա եկեք բոլորովս պայմանավորվենք, որ էլ չենք քննարկում հայկական որևէ հարց՝ սկսած պետականից, վերջացրած ազգայինով: Ես լիովին համաձայն եմ նման մոտեցմանը՝ եթե մենք պարտված ենք ներքուստ, ու համակերպված ենք դրան,  ապա գոնե շարունակվենք որպես անհատներ:

Բայց այդպես չէ, չէ՞: Հայ մամուլը, հայ մասս մեդիան կարդալն է նույնիսկ դժվար, այն լցված է ֆաշիզմի հասնող ազգայինով: Մի այլ հայի հետ ցանկացած խոսակցություն իսկույն հանգեցնում է հայաստանյան հարցերին:

Երևի այսպես էլ անորոշ կշարունակվի:

Իմ հետևությունն այն է, որ.

5. Մեր ամեն ազգակիցը ուժ և օբյեկտիվություն ունենա դիմացինին ճշմարիտ գնահատելու և հարգելու: Ամեն մեկս մեր ունակությունների ու պոտենցիալների տերն ենք: ԵՎ ոչ մեկը թող չկարծի, թե ինքն ապրիորի առավել է:

6. Մեկը, որը իսկապես մասնագետ է մի հարցում, թող փորձի մյուսին իր իմացածը բացատրի ու մատուցի՝ դարձնելով այն գոնե նախնական գիտելիք դիմացինի համար:

7. Հրապարակային դեմքերի արածի ու չարածի, նրանց ով լինելու, դեմ կամ կողմ քննարկումները ոչ ոք իրավունք չունի վերածելու անձնական վիրավորանքների ու դիմացինին նսեմացնելու գործիքի:

8. Լուրջ քննարկման առանցքը պետք է գիտելիքի վրա հիմված լինի, այլ ոչ թե էմոցիաների կամ կուսակցականության: Քննարկման ժամանակ պետք է մի կողմ դրվի կուռք փնտրելու մեր մոլուցքը կամ էլ հակառակը, ամենագետի վերամբարձ կեցվածքը:

Այսօր 20 տարեկան, միտինգի դրոշակ բռնող ու կուռքին նվիրված մեկը առանց տատանման իր պապու հասակի մյուսին կարող է ամենավերջին հայհոյանքով շշպռել: Սա գողականից էլ բեթար է:

9. Լավ կլիներ, եթե սփյուռքում արևմտյան ստանդարտներով տառաճանաչ դառած մեր հայրենակիցները գոնե մի աստիճան իջնեին իրենց բարձունքներից ու մահկանացուներիս հետ հարաբերվելիս մնային պատշաճի սահմաններում:

10. Հայաստանյան քաղաքացին պետք է վերջացնի փրկիչ փնտրելու իր հին գործելաոճը, հանգիստ վերաբերվի նոր ստեղծվող ցանկացած քաղաքական ու հասարակական սուբյեկտի գոյությանը: Հասկանա, որ իշխանական մեծ պոտենցիալների դաշտում ինքն ընդամենը վաճառվող ձայն է, եթե նվիրված ու կանխատեսելի հեզ հետևորդ է մեկ ուրիշի: Քաղաքականությունը շահերի ասպարեզ է, և չի կարելի մտնել նրա մեջ՝ միայն ուրիշին սպասարկելու համար:

11. Մարդիկ պետք է գնահատեն իրենց  ձայնը՝ տրված թե իշխանությանը թե ընդիմությանը, և որ առավել կարևոր է՝ տրված իրենց սրիկա բարեկամի խաթեր:

Այդ ձայնը 5000-ը չէ, այն միտինգի մասնակից լինելը չէ: Այն բարեկամի խաթրն էլ չէ: Այն ապագա է, և երկրի ապագա, Հայաստանի լինել-չլինելու ապագա: Ընտրողը պետք է հասկանա, որ ընդիմություն-սրիկա բարեկամ– իշխանություն շարքում, առաջինը, որին պետք է մերժել, դա սրիկա բարեկամն է: Հենց նա է մեր դժբախտությունների ակունքը, արմատը, պատճառը: Եկեք չզիջենք հենց այս առաջին օղակին, ու մնացածը կմնան օդում:

Բայց այդ գիտակցությանը հասնելու առաջին նախապայմանը հայ ինտելիգենտիկի, մտավորականի, իրեն հանճարեղ համարողի համեստացումն է և առաջին հերթին հենց նշված առաջին քայլի կարևորության գիտակցումը:

Նորանշանակ ոստիկանապետը մի հզոր միտք էր հայտնել՝ «Դուք կույս երբեք չեք եղել, պարոնայք պոռնիկներ, երբեք չեք էլ լինելու»:

Այլ ձևակերպմամբ, բայց էությամբ նույնատիպ մի միտք էլ լուսահոգի Ռաֆայել Ղազարյանն էր հայտնել մեր մտավորականության մասին:

Ինչևէ, ես դեռ մեկ տոկոսանոց շանս եմ տեսնում վերակենդանացման: Եվ այդ շանսի պահանջով կոչ եմ անում՝

- Եկեք հանդուրժենք միմյանց և համագործակցենք, իրար մերժելու փոխարեն:

- Եկեք մեր կուտակած գիտելիքը չափենք ոչ թե պապենականի, այլ ներկա- մարդկայինի համեմատ:

- Եկեք օգնենք միմյանց համատեղ ուղի գտնելու, այլ ոչ թե խորտակենք իրար որպես տարբեր ակնոցակիրներ կամ տարբեր տերերի ծառաներ:

- Եկեք նոր, դատարկ էջից սկսենք, որի վրա հնում դիրքավորվածները մեզ հավասար են և մենք էլ իրար հավասար: 

- Եկեք արժանին մատուցենք իսկապես արժեքայինին, այլ ոչ դոգմային:

- Եկեք հարգենք ժամանակակից աշխարհը, ժամանակակից մարդուն, ժամանակակից արժեքներն ու իրավունքները, կնոջն ու տղամարդուն, երիտասարդին ու տարիքավորին որպես հավասարի:

 – Եկեք համատեղ մտավոր ճիգերով ու միջոցներով հասարակական հարթակ բարձրացած տգետին ցույց տանք իր տգիտությունը, բայց չտարածենք դա կողքինի ու շարքայինի վրա՝ նա ազատ է տգետ լինելու և այդպիսին մնալու:

- Եկեք սատարենք, «աճեցնենք» մեզանից առավել օժտվածին, երիտասարդին, առաջնորդ դառնալու ընդունակին՝ քաղաքական հարթակ բարձրանալու և առաջնորդելու:

- Եկեք վեր կանգնենք անձնական ճղճիմից, երկիրը համակած գորշությունից, ու ելքի տանող ճանապարհը կգտնվի ինքնըստինքյան:
Արա Հարությունյան

 

ПРОИСХОЖДЕНИЕ АРМЯНСКОГО ДВОРЯНСТВА

История армянского дворянства такая же древняя, как и история
армянского народа в целом. Корни ее уходят в древнейшую родо-
племенную формацию, когда протоармянские племена, отделившиеся от
древнеарийской1 общности, выделяли из своей среды
предводителей-вождей для управления своим обществом, защиты своей
территории и огранизации походов на врагов. Такими предводителями-
вождями обычно становились лучшие представители родов и племен,
отличавшиеся силой, мудростью, храбростью и прославившиеся
особыми подвигами. Так, постепенно сложился высший класс
армянского общества – азаты, также именуемые азнуаканами или
азнавурами.
В переводе с современного армянского, слово “азат” дословно
означает “свободный”, однако термин по всей видимости имеет более
древнее значение и, вероятно, восходит к арийскому yazata,
“божественные”, “имеющие божественное происхождение”, “достойные
поклонения”2 . Многие, если не большинство
древнеармянских аристократических кланов, возводили свое
происхождение либо к божествам древнеармянской веры, либо к
героям-патриархам армянского народа. Например, княжеские роды
Ваевуни и Мехнуни вели свое происхождение соответственно от
Ваагна и Михра, божеств огня, войны и небесного света,
справедливости3 . Род Арцруни считал своим предком
Санасара, сына эпического Мгера из Сасна Црер, то есть того же
древнеармянского божества Михра4 . Целая плеяда
аристократических родов Армении считала своим общим прямым
первопредком Айка Наапета, патриарха-родоначальника армянского
народа, эпитетом которого был “дюцазн”, то есть “происходящий из
дицов”, “отпрыск божеств”. Согласно традиции, от праотца Айка и
его потомков произошли княжеские роды Хорхоруни, Бзнуни,
Мандакуни, Манавазян, Ангехеа (Ангех тун), Варажнуни, Апахуни,
Арран тун и другие5 .
В разное время историки упоминают различное количество армянских
аристократических родов. Иногда речь идет о девяноста родах,
иногда их число доходит до трехсот. Разумеется, со временем число
собственно аристократических фамилий менялось, так как
аристократическое сословие само по себе является динамичной
прослойкой общества.
В историческом контексте, армянская аристократия как особый
социальный институт появилась уже ко времени государства Аратта и
Ванского царства6 (Арарат, Урарту). Роды Рштуни,
Мокац, Арцруни и некоторые другие произошли от племенных вождей
или фамилий еще в араратское (урартское) время либо раньше.
Другие роды, скажем, Мамиконян, Аравелян, были возведены в
дворянское сословие специальными указами армянских царей за
определенные заслуги перед двором или перед Арменией. Хотя в
большинстве своем армянская аристократия состояла из собственно
армянских фамилий, однако исторические хроники свидетельствуют и
о значительном иноземном вливании в дворянское сословие. В
подавляющем большинстве иноземные роды имели арийское
(индоевропейское) происхождение; это были в основном иранцы,
аланы, греки и римляне. Особо значителен был иранский
аристократический элемент; многие армянские дворянские фамилии
либо были связаны с аристократическими родами Ирана, либо вовсе
имели иранское (персидское, парфянское, мидийское и т.п.)
происхождение7 . К последним принадлежали знаменитые
роды Аршакуни, Арташесиан, Пахлавуни и некоторые другие.
Примерами родов, имевших неармянское, но арийское происхождение
являются Аравелян (аланы) и Ропсян (римляне).
Любопытна сама история появления рода Аравелян в Армении.
Исторические хроники8 повествуют, что когда до царя
Арташеса I Великого Объединителя дошла весть о скоплении аланских
войск у северной границы Армении на реке Кура, царь поспешил со
своей армией на север, отражать возможное вторжение. Армянская и
аланская армии стояли друг против друга на противоположных
берегах Куры, готовясь к предстоящей битве. Но тут происходит
нечто необычное: во время одной из прогулок по берегу реки, царь
Арташес видит на противоположном берегу аланскую принцессу
Сатеник (в аланском произношении – Шатана) и влюбляется в нее.
Арташес посылает вестников в аланский лагерь просить руки
Сатеник. Получив отказ от аланского правителя, Арташес решается
на отчаянный шаг: он садится на своего вороного коня, пересекает
реку, похищает аланскую принцессу и возвращается в свой стан.
Примечательно, что для похищения прекрасной аланской принцессы
царь Арташес использует не обычный аркан, а, как сказано у
Хоренаци, “златоколечный”. Эта красивая история так и
неначавшейся войны и неожиданной любви завершается заключением
вечного мира между двумя народами, гарантом которого становится
династический брак между Арташесом и Сатеник. Последняя не только
становится царицей Армении, но и получает право привести с собой
в Армению некоторых своих родственников, которые в соответствии
со своим высоким происхождением получают княжеское достоинство от
армянского царя и становятся родоначальниками нахарарского дома
Аравелян.
Неарийский (неиндоевропейский) элемент никогда не был значителен
в армянской дворянской среде и чаще всего имеет позднее
происхождение. Например, Мамиконяны ведут свое происхождение от
китайца Мамгуна9 , который за свои услуги получил
дворянский титул от одного из армянских царей. Некоторые
христианские историки имеют тенденцию возводить часть армянских
аристократических родов к ассирийским или библейским корням.
Например, Мовсес Хоренаци в своей “Истории Армении” возводит
родословную своего мецената, князя Багратуни, к некоему Шмбату
Багарату, якобы вавилонскому плененнику, выкупленному армянским
царем Рачья и возведенному в княжеское достоинство царем
Валаршаком I. Однако данные историографии указывают на
существование рода Багратуни с древнейших времен, и речь идет
именно о коренных жителях Армении10 . Лингвистический
анализ также подтверждает, что имя Багарат скорее всего имеет
арийское происхождение: от bhag = бог и arat = обильный, дословно
“богообильный”11 . Любопытно, что и сам князь
Багратуни отверг версию Хоренаци.

ИНСТИТУТЫ И СОСТАВ АРМЯНСКОГО ДВОРЯНСТВА

Армянская аристократия всегда была важной составной частью
армянского общества. Среди прочего об этом свидетельствует и
смысловая эволюция термина “нахарар” (naharar). Первоначально
этот термин использовался для обозначения наследственных
правителей области, но именно в значении “правитель”,
“областеначальник”. Тот же титул мог означать также и особо
почетную службу (нахарарство) при царском дворе. Примерами
подобных наследственных служб-нахарарств были аспетутюн
(венцевозложение, традиционно принадлежавшее роду Багратуни),
спарапетутюн (верховное командование армянской армией,
традиционно принадлежавшее роду Мамиконян), азарапетутюн
(финансовая и налоговая службы двора, прерогатива родов Гнуни и
Аматуни), и малхазутюн (царская охрана, прерогатива рода
Хорхоруни). Однако в ходе наследственного закрепления гаваров или
определенных придворных служб за тем или иным дворянским родом,
термин “нахарар” изменил свое первоначальное значение и стал
обозначать “аристократа”, “дворянина”. Соответственно и
аристократические роды стали именоваться “нахарарскими родами”
или “нахарарствами”12 . Наряду с данной версией
существует и другая версия интерпретации термина naharar,
основанная на “nah” и “arar”, т.е. “первосозданные”,
“первородные”.
Смысловая эволюция термина “нахарар” происходила параллельно с
наследственным закреплением за родами гаваров Великой Армении.
Например, гавар Великий Албак традиционно был наследственной
вотчиной нахарарского рода Арцруни, гавар Тарон – вотчиной рода
Слкуни, гавар Рштуник – соответственно, вотчиной рода Рштуни и
т.д. Наряду с этим появляется традиционная родовая символика,
которая в большинстве своем уходит корнями в древнейшие родо-
племенные верования и тотемы армянских кланов. Хотя данные по
армянской геральдике весьма скудны, но достоверно известно, что
наиболее распространенными символами были орел, лев и горный
баран. Так, на гербе династии Арташесиан были изображены орлы и
символ солнца. Символом нахараров Багратуни был орел, держащий в
когтях овцу. Династический герб киликийского королевского дома
Лусинянов (Лузиньянов) отражал западноевропейское геральдическое
влияние и состоял из красных львов и крестов на желто-синем фоне
щита.
Нахарарские фамилии древней Армении записывались в так
называемые “Гахнамаки” и “Зоранамаки” – официальные грамоты,
которые перечисляли роды в зависимости от критериев почета и
значимости. Разница между “Гахнамаком” и “Зоранамаком” состояла в
критериях, по которым устанавливалась степень почетности того или
иного рода. “Зоранамак” основывался на сугубо военной мощи того
или иного рода – количестве конных и пеших войск, ответственности
по защите северных, восточных, южных или западных рубежей
Армении, а также количестве воинской силы, которую предоставлял
определенный род в распоряжение царя Великой Армении в случае
военных действий. В отличие от “Зоранамака”, “Гахнамак”
составлялся на основе политико-экономический значимости родов:
обширности их владений, богатстве, связях и влянии на царский
двор и т.п.
С “Гахнамаками” и “Зоранамаками” связаны два других понятия
армянской аристократии – “бардз” (bardz) и “патив” (patiw).
“Бардз” дословно означает “подушка”; это место, которое занимал
предводитель рода за царским столом, будь то во время совета или
во время празднеств. Во время застолий родоначальники восседали
на специальных подушках – отсюда и название. “Бардзы” (места за
столом, но фактически и соответствующее положение знати при
царском дворе) распределялись в зависимости от “патива”, то есть
“достоинства”, “чести”, “почета” рода. Последнее, видимо, и
закреплялось в “Гахнамаках” и “Зоранамаках”.
Сословие азатов-нахараров имело внутрисословное деление. Во
главе дворянской пирамиды стоял царь – арка (arqa). Само слово
arqa происходит от общеарийского корня, сохранившегося в аналогах
правителей в других индоевропейских языках: arxatos (греческ.),
raja (индоарийск.), regnum (regia) (латинск.), roi (французск.).
Сыновья царя, то есть принцы, назывались сепухами (sepuh).
Особую роль занимал старший наследный принц, который именовался
аваг сепухом (awag sepuh). В случае кончины царя и при отсутствии
каких-либо особых оговорок касательно престолонаследия, именно
аваг сепух автоматически наследовал престол отца.
Вторым по значимости после царя были бдешхи. Бдешх (bdeshx) –
это правитель большой приграничной области Великой Армении.
Бдешхи, по сути, были полновластными правителями приграничных
областей, вице-королями (-царями), и по своим привилегиям лишь
незначительно уступали царю страны. Они имели свой двор, армию,
взымали налоги и пошлины и даже имели право чеканить монету.
На третьей ступени аристократического сословия после царя и
бдешхов были собственно князья. Князь (ishxan) имел свою вотчину
(hayreniq) и резиденцию (dastakert) 13 . Во главе
княжеского рода (клана) стоял танутер (tanuter). Само слово “род”
или “клан” передавались разными, но близкими по значению словами
– tohm и tun. Соответственно, танутер означало “глава клана”,
“глава рода”, “родовладыка”.
Во главе всего аристократического сословия стоял великий князь –
metz ishxan или ishxanac ishxan14 , также называемый в
некоторых источниках мецамец (metzametz). Он считался
предводителем дворянства и имел особые привилегии и обязанности.
Например, в случае кончины царя и отсутствии наследников-сепухов,
великий князь должен был временно выполнять обязанности царя пока
не решатся вопросы престолонаследия. Однако в действительности
вопросы престолонаследия решались заранее или же посредством
междоусобных войн.
Таким образом, пирамида дворянского сословия Великой Армении
выглядела следующим образом:

Arqa
Bdeshx
Ishxan

Этот состав, однако, отражает традицию именно Великой Армении и
то в ранний период ее истории. Разумеется, что со временем
структура дворянства менялась, отражая особенности той или иной
армянской территории, исторического этапа в развитии или
специфику социальных отношений. Например, в средневековье в
Киликийском Армянском Королевстве15 названия и состав
дворянства претерпели некоторые изменения.

Великая Армения Киликийская Армения
Arqa Thagawor или Inqnakal16
Bdeshx Bdeshx
Ishxanac Ishxan (или Metz Ishxan) Paronac Paron (или Metz
Paron)
Ishxan Paron

В Киликийской Армении появились также перенятые из Европы
тонкости деления дворянского сословия, такие как “парон” (барон),
“тэр” или “синьор” (сеньор), “бердатер” (владыки крепостей) и
т.п. 17 . В Киликии также появились рыцари, которые
тоже причислялись к дворянскому сословию. Сами рыцари – dziawor и
hetzelwor – чаще всего, хотя и не всегда, происходили из паронов.
Изменились также некоторые внешние атрибуты, скажем, если в
Великой Армении при обращении к дворянину было принято
использовать слова “тиар” (tiar) или “тэр” (ter), то в
Киликийской Армении наряду с этими, обращались также словом
“парон” (отсюда и современное армянское “господин”).
В позднесредневековой Армении и в новое время в различных
провинциях-наангах страны использовались различные деления и
титулы для дворянского сословия. Скажем, в Арцахе периода Хамсы
(“Пятикняжества”) титулу “ишхана” соответствовал
“мелик”18 . Ниже меликов (хотя иногда и попеременно с
ним) использовался титул юзбаши (буквально, “сотник”). А с
вхождением восточной Армении (Карабаха, Эриваньской и Карсской
областей) в состав Российской Империи среди армянского дворянства
распространяются титулы, обычаи и социальные институты
российского дворянского сословия

Диалог с небом

Армянский академик с мировым именем Парис Геруни утверждает, что обнаружил древнейшую на планете астрономическую обсерваторию

Страна людей Солнца

Вот уже почти десять лет генеральный директор ереванского научно-исследовательского института радиофизики то и дело наведывается в местечко Карахундж, что у города Сисиан, – это примерно в двухстах километрах от столицы Армении. Не так давно Геруни выдвинул сенсационную гипотезу: Карахундж – самая древняя астрономическая обсерватория из всех обнаруженных когда-либо на планете.

Карахундж расположен на горном плато на высоте 1770 метров над уровнем моря. Комплекс включает 222 вертикально стоящих больших камня высотой от 1,5 до 2,8 метра и массой до 8,5 тонны. В некоторых камнях в верхней части проделаны круглые сквозные отверстия. Диаметр отверстий примерно 4-5 см с коническими расширениями на концах. Отверстия проделаны на расстоянии 10-20 см ниже их верхней кромки. Внутренняя поверхность отверстий чистая и гладкая. Геруни предположил, что “каменная композиция” Карахунджа имеет какой-то тайный смысл. С 1994 года ученый организовал несколько экспедиций в Карахундж и произвел детальную топографическую съемку местности, измерил широту, долготу и магнитное склонение места, направления отверстий в камнях. После этого у него не осталось сомнений, что древними людьми комплекс камней использовался в качестве обсерватории. Для подтверждения этой гипотезы были произведены многочисленные наблюдения и видеосъемки через отверстия в камнях в момент восхода, захода и кульминации Луны и Солнца в дни равноденствий и солнцестояний, составлены таблицы сравнения измеренных значений с предварительно рассчитанными значениями, определена точность работы астрономических каменных инструментов.

В одном из камней ученые обнаружили не обычное отверстие, а изломанный канал, который на полпути сворачивал вверх и выходил на торцевую площадку плиты. Если на месте изгиба поставить кусочек зеркала (например, из черного обсидиана, который часто встречается в горах), – получится самый настоящий перископ, очень удобный для наблюдения точки зенита в положении сидя. Что же могли наблюдать наши предки в зените, если ни Солнце, ни Луна на этой широте никогда через зенит не проходили? Звезды, считает Геруни. Причем яркие, так как зеркало не было совершенным. Вместе с группой программистов и астрономов Геруни рассчитал моменты прохождения всех наиболее ярких звезд этого полушария через точку зенита за последние несколько тысяч лет, используя законы прецессии земной оси и учитывая движение звезд. Оказалось, что через зенит в этом месте проходили четыре звезды: Денеб, Арктур, Вега и Капелла. Причем Денеб можно было наблюдать через карахунджский “перископ” примерно 7630 лет тому назад. Взяв эту дату за точку отсчета, ученый попытался определить возраст комплекса Карахундж. Для этого были использованы четыре независимых друг от друга метода датировки: прохождение звезд через точку зенита, сдвиг азимутов восходов и заходов Солнца и Луны, азимуты восходов и заходов звезд и углы места звезд при их кульминациях. Интересно, что все четыре метода привели к одному и тому же результату: Карахунджская обсерватория была построена и действовала более 7500 лет тому назад! То есть она, как выходит по расчетам Геруни, является самой древней обсерваторией на Земле, она старше и Стоунхенджа, и египетских пирамид – мегалитических сооружений. Стоит отметить, что 7 тысяч лет назад еще не существовало развитых цивилизаций – ни в Месопотамии, ни в Египте, ни где-либо еще на Земле.

Теперь о названии комплекса. “Кар” по-армянски означает “камень”, “хундж” – звучание, эхо, голос. То есть Карахундж, или, как еще его называют, Карениш, – это “звучащие, говорящие камни”. И вот что интересно. “Стоун” по-английски – тоже камень. А вот что такое “хендж” – единого мнения нет. Но зато это слово созвучно с армянским “хундж”. Возможно, что это те же “говорящие камни” – название, прошедшее через всю Европу и тысячелетия. Случайное совпадение? Геруни считает, что нет. На северо-западе Шотландии расположен каменный памятник, похожий на армянский, который называется Калениш. На севере Франции, в Бретани, находится комплекс камней, называемый Карнак. Это слово по-бретонски писалось и читалось как Карних или Карниш. Европейские ученые пишут, что все эти памятники не их культура, она была привнесена извне, но кем – неизвестно. В Египте, в Карнаке, есть храм Амона-Ра (Солнца), который также называется Карениш.

Имеется ряд важных фактов, говорящих о том, что каменные памятники (обсерватории) строились на характерных широтах. Случайное совпадение или система? И Стоунхендж, и Великая пирамида расположены по широте почти на одинаковом расстоянии в плюс-минус 10 градусов от Карахунджа (39 градусов северной широты). Так, Стоунхендж стоит на широте 51 градус, а широта Великой пирамиды – 30 градусов. На расстоянии в плюс-минус 16 градусов от Карахунджа стоят Калениш и древнейшая Асуанская обсерватория в Египте. “Не сомневаюсь, что на Земле существовала неизвестная пока высокоразвитая цивилизация, – говорит академик Геруни, – которая еще в доисторические времена (с 15 до 4 тысяч лет тому назад) исследовала фактически всю планету и передавала свои знания другим народам”.

Большой взрыв – большой миф

Академику Геруни ниспровергать общепринятые понятия, похоже, даже нравится. Он спокойно относится к тому, что некоторые историки, археологи, лингвисты скептически относятся к его теориям: мол, физик занимается не своим делом. “Все в этом мире связано между собой, – утверждает Геруни, – и если я вижу, что законы движения звезд могут раскрыть секреты движения общества или помочь мне в моей научной работе, я не могу не воспользоваться таким случаем”. Впрочем, Геруни не впервые сталкивается с недоверчивым отношением со стороны коллег-ученых. Еще до открытия обсерватории в Карахундже он потряс научный мир не менее шокирующими гипотезами о происхождении Вселенной.

Было это в 1988 году, когда по проекту Геруни на горном полигоне Арагац под Ереваном завершилось строительство уникальной сверхдальней антенны. Главное предназначение всех сверхдальних антенн – это исследования Вселенной, поиски внеземных цивилизаций и осуществление сверхдальней связи с космическими кораблями. Плюс к этому исследования в военных целях. На третий день работы антенны произошло невероятное – радиофизикам удалось “поймать” вспышку сверхновой звезды в созвездии Близнецов. Это редчайшее событие, за которым астрономы буквально охотятся. Это был словно знак свыше, вспоминает Геруни, утверждавший, что у новой установки большое будущее. А дальше произошло то, над чем до сих пор ломают головы физики всего мира. При помощи своей установки Геруни взял и… опроверг теорию происхождения Вселенной.

Принято считать, что Вселенная возникла около 13-15 миллиардов лет назад в результате так называемого Большого взрыва. Сам Геруни признается, что никогда в эту теорию не верил. Теория Большого взрыва предполагает, что та гигантская энергия, которая выделилась при образовании Вселенной, сейчас должна находиться в ее пределах. Это так называемый реликтовый фон с уровнем излучения 2,7 кельвина. Но весь парадокс в том, что, измерив шум собственной антенны на полигоне Арагац, Геруни был поражен – уровень шума составил всего 2,8 К! А где же реликтовый фон? А как же теория Большого взрыва? “Можно заново возвращаться к гипотезе о стационарной Вселенной, – считает Геруни. – Никакого Большого взрыва просто не было”. Физики не спешат комментировать открытие Геруни, рассчитывая получить экспериментальные подтверждения, но с развалом Союза все исследования на полигоне Арагац были прекращены. Установка законсервирована, но в любой момент может быть снова запущена в работу. У Армении денег на такие исследования нет. Со странами Запада Геруни сотрудничать не спешит, учитывая военный аспект использования антенны. Ждет предложений от России…

Проект “АРЕВ”

Впрочем, небо может помочь в решении не только чисто теоретических задач, но и сугубо практических земных проблем. Один из проектов, над которым работает сейчас армянский физик, – создание мощных солнечных электростанций нового типа. Экспериментальный образец по проекту “АРЕВ” (“солнце” по-армянски) строится на том же полигоне Арагац, но пока готов лишь на четверть.

В настоящее время солнечные электростанции мощностью в 1 МВт и выше построены в Крыму, Франции, Италии, США. Но они не получают пока широкого промышленного применения из-за низкого КПД и высокой стоимости энергии. В результате прекрасная идея экологически чистой солнечной энергетики сегодня время зашла в тупик. Геруни придумал новый тип солнечных электростанций, где вместо тысяч подвижных зеркал можно использовать одно неподвижное, и стоить это будет раз в 20 дешевле. Установка может занимать территорию всего 0,7 га неиспользуемой земли – скалы, ущелья, овраги. КПД новой установки около 40 процентов против 2-3 процентов на существующих установках. Себестоимость производства 1 кВт/ч энергии – 0,2 цента.

Идея, родившаяся в 1992 году, вызвала широкий интерес в мире, и с 1994 по 1996 год строительство “АРЕВ” финансировалось английской фирмой Solargen Energy Corporation. Однако в 1996 году стройка была остановлена, а сотрудничество с английской фирмой прервано из-за возникших разногласий. Сегодня академик может говорить только о перспективах проекта. На первой стадии необходимо завершить строительство экспериментального образца, на что потребуется около 1,5 миллиона долларов и полтора года. На второй стадии необходимы иностранные инвестиции и создание совместной акционерной компании. Далее можно начинать серийное производство и продажу различных моделей. На сегодня уже имеется договоренность с рядом российских предприятий, заинтересованных в серийном производстве турбин для станций “АРЕВ”.

По заключению экспертов ЕС и Всемирного банка по возобновляемым видам энергии, сделанному в феврале 1994 года, “солнечная электростанция (СЭС) Геруни-АРЕВ – представляет значительное продвижение вперед в использовании солнечной энергииЙ”. На сегодняшний день серьезный интерес к установкам нового поколения уже проявили ЮАР, США. Китай готов хоть завтра купить 50 тысяч установок. Украина всерьез рассматривает планы возведения “АРЕВ” по берегам Азовского моря. От России предложений о сотрудничестве пока не поступало.

Диалог академика Геруни с небом продолжается. Он не скрывает, что в своих изысканиях использует знания древних астрономов. Правда, те преследовали в основном исследовательские цели, а современные ученые во всем ищут прикладное значение. И то, что сегодня делает Геруни, является лишь продолжением изучения Вселенной, начатого несколько тысяч лет назад.

Василий Дятлов, Андрей Замахин (фото)

ARCHITECTURAL PARTICULARS OF STONE-DOOR CAVES AND EXAMPLES OF THEIR USE IN PREHISTORIC IRELAND

Abstract

Circular, large size burial constructions –  tombs stand out among numerous prehistoric archaeological monuments on the isles of Great Britain by the perfection of their architectural plan, polyfunctionality, firmness and longevity of constructions. Irish Tara is the only one of its kind and stands out advantageously against a backgound of other monuments of the isles.


We have observed a great number of similarities between Tara and ornaments and symbols of petroglyphs and cave anthropogenic constractions spread in Armenia. Conceptual likeness and structural generalities among their architectural disigns make us think that we deal with architectural, building and spiritual phenomena preserved in archaeological and  material testimonies springing from the same source and belonging to one general civilization.

Introduction.

After the last glaciation of Quarternari the British Isles, which before that period were joined with Eastern Europe, again separated. The glaciers’ thaw gave a chance for emergence of a new biocenose with moderate climate, which was formed during rather long period of time, because the soil stratum after 2000 years of glaciation was also in the process of formation. Only in the middle of the 4th millenium were formed favorouble living conditions for human beings in Great Britain. Human groups came  there from the east, wave after wave conquering firstly the south of Eastern Europe, then the territories of modern Austria, Czechia, Slovakia. To the end of the 5th millenium they started to occupy the territory of France and then migrated to the British Isles . For the Armenian Highland last glaciations of Quarternari resulted in a continious drought in the south. Consequently the creators of the Umbilical Hill (Gobekli Tepe) civilization retreated as far south as the eastern shores of the Persian Gulf, the Near East and Northern Egypt.

Notwithstanding the powerful mountainous glaciation the oases of life were preserved in the northern section of the Armenian Highland as a result of intensive volcanic activity and existence of unmelting numerous lakes in the Ararat valley and at the foot of the Gegam mountains. After glaciation, biocenose recovering rapidly, gave impetus to the growth of cave population who multiplying began to look for new territories of living. They had taken with them domesticated Bezoar Goat, customs and traditions (the most characteristic feature of which was the carving of the symbols on hard rocks) and the knowledge and mastership of architectural and building technologies used for the safty of the anthropogenetic caves and living purposes. The traits of such large-scale and continuous migration are spread from the Armenian Highland to the Balkans, Middle and Western Europe, Ireland, and the east, including the Penjab’s present territory of

Fig  1, Fig 2, Fig 3  The  petroglyphs from Geghama  mountains
Their testimonies are presented by numerous megaliths, cromlechs and dolmens with symbols of the goats’ images, the encircled “Tree of Life”, as well as the remnants of domestic goat, fragments of osidian weapons along the entire road of the great migration.  
     Newgrange and Hill of Tara. The arehitecture and construction.
This tomb consists of a circular mound inside of which is an artificial cave. The Irish sanctuaries-tombs are circular constractions built by a general project. Their interior chamber is connected with the outside world by a cromlech-type passage built of massive rectangular slabs. According to a reconstruction exposed in the “Bru na Boinne” Irish museum, first of all was built a ritual chamber, with a corbelled roof (according  to principles of the domed roof of the Armenian “hazarashen”), ritual items made of large blocks of stone as in different corners of the chamber as well as upright standing under vertical walls. Then was constructed the passage-grave laid with the walls of rectangular slabs of the same hight and a roof covered with large rectangular slabs without mortar. The walls of the passage are laid mainly of large one-piece slabs, but in the case of lack of material, ancient builders replaced them by the layers of several fragments of stones not destorting general conception of the architectural design.  
Fig  4, Fig 5
 Hill of Tara. The detals
    Then future boundaries of the tomb were designed. The holes 20-25 centimetrs deep were dug for that purpose. There were fixed rough polished fragments of stones about  200x40x70 centimetrs high carved with symbols and pictures.  
Fig  6, Fig 7

 The  construction.   Exposed in the “Bru na Boinne” Irish museum
In the end, the space of the Circle was covered with small boulders and macadam. Thus, an artifical mound was built. The base of the cairn was surrounded by large kerbstones carved with symbols, as if ancient builders constructed artifically a model of a cave dug in a mountain which probably was their conception about the sacred place.    
    
     The principle of construction of the stone door caves in Armenia.

The stone door caves are rock-dug constructions in the contacts of the volcanic layers which had polyfunctional usage. They are located mainly in inclined parts of the landscape, in the layers’ denuded sections and more often in ravines, in the contacts of the andesinite and basalt volcanic and undervolcanic layers.
1.  2.
3.Fig  8,  Fig  9,  Fig  10

 The  3 phase construct of Stone Doors caves in Armenian volcanic region of Aragats
  The stone door caves are composed of a chamber or chambers, connected with outer world by a passage. Such name was given to this type of caves because of the stone doors set in the tonnel and passages connecting chambers.  
  For building such caves old caves had been used which originally were denuded cavities in  “lithochines” (the term is used according to Balyan, 1969).
  First of all the surface of the hillside was cleaned of liandslides, caves were dug and their floors and walls were evened, then slightly hanging fragments of stone were torn from ceilings. Then the passage was constructed, the stone doors were fixed and the whole construction was covered with local fragments of stone and so, comprising the entity with the landscape, it was disguised harmonically with the elements of the landscape.
Common features and differences between the stone door caves of Armenian and Hill of Tara.
   Common features between architectural conceptions of the 4th mullenium the Irish tombs-sanctuaries and the Armenian stone door caves are obvious. Both have chambers and passages with identical laying and entrances connecting with the outer world. Meanwhile, there is an esential difference in regard to the site of constructions – the pecularities of landscape.
Fig  11,  Fig  12, Fig  13, Fig  14
The detals  of  Armenian Stone Doors caves construction
Natural landscape was used in the case of the stone door caves in Armenia,  but, while constructing the Irish Hill of Tara an artifical “mountainous” landscape was made.
  The identity of the symbols occuring in Rock art  petroglyphes of Hill of Tara and Armenia
      The Armenian petroglyphs are spread along the road of the migration of the post-glacial period, meanwhile their density is the highest in the Gegham and Artsakh (Karabakh) mountains. These petroglyphs differ from the Paleolithic, Mesolithic and Neolithic rock art and petroglyphs of almost all other places in the world by their symbolic and pictographic meaning.
Fig  15,  Fig  16, 

 The stone «Space Calendar» in the mountain Geghama (Armenia)
Fig  17,  Fig  18

 The Irish Stonе Cross from the beginning of Christian era (Ireland) and «Life Tree» 3th millennium  B.C. in the  Highland of Kharabakh (Armenia)
 Petroglyphs discovered in Africa, America and on the islands of Pacific and Arctic Ocean are simply attempts to depct accurately animals and plants. All petroglyphs occuring in Ireland and the isles of Great Britain may be found in the Gegham and Artsakh (Karabakh) mountains in petroglyphic compositions of various contexts. Not only the likness, but the identity  of the Irish and Armenian petroglyphs is obvious and indisputable. Moreover, one of these symbols – “the Tree of Life” later on became  the prototype of the Armenian cross-stones (khachkar) and Irish  high crosses.
Fig  19, Fig 20, Fig 21  3200  B.C. The examples  of Irish   petroglyphs. 
 Conclusion

The analysis of a rather large amount of the archeological material  testifies about the similarity between the Irish tombs and petroglyphs and the Armenian stone door caves and petroglyphs. Moreover, it is possible to say with certainty that we deal with the same cultural field. According to the available archaeological material, part of the first settlers in Great Britain migrated from the Armenian Highland. The authors of the Irish circular, large-size tomb-sanctuaries tried to preserve the traditions of their ancestors. Through lack of the volcanic-mountainous extreme terrain irregularity and the suitable mountainous landscape and geological stratigraphic profile characteristic to Armenia for diging cave-sanctuary, they made the tomb and built boulder cap above the chamber roof of the cairn imitating their ancestors mountains.

 

 

Мистификация истории или «азербайджанская крестовокупольная церковь» — часть 3

Далее Салимова считает, что научный мир совершил еще более важную оплошность. Цитата: “20 Он (Х. Фаэнзен ) считает, что в Византии “рассматриваемый нами тип церкви с крестообразным основанием и центральным куполом фактически был воспринят именно в его кавказской структуре”21 Фаэнзен, говоря о архитектуре Армении (Багаван и Мрен ) и Грузии (Атенский Сион, Цроми), тоже обходит стороной архитектуру Кавказской Албании, хотя мы можем говорить о том, что именно в Албании была разработана центричная четырехстопная архитектура”. И, конечно, эту оплошность госпожа Салимова исправляет, “приватизировав” тем самым и все четырехстолпные центрические формы античного и раннесредневекового Востока. Правда автор случайно забыла указать даты перечисленных выше памятников – мавзолей в Пипанах и часовня у селения Кабиздара, церковь из комплекса “Пир-Джеваншир”, церковь Ортазейзит (Шекинский р-н), притвор-часовня епископа Григора, дворцовый зал и соборная церковь Арзу-хатун из Хотаванкского монастыря. Раз автор утверждает, что эти указанные постройки “подготовили более сложный композиционный замысел”,значит надо предположить, что это памятники раннехристианские – IV-VIIвв., т.е. периода, когда сформировались канонические формы Восточных церквей. Но церковь Ортазейзит (Шекинский р-н) датируется XI-XII вв., согласно строительной надписи четырехпилонный притвор-часовня Хотаванского монастыря датируется 1224г., дворцовый зал – 1211г., a соборная церковь Арзу-хатун – 1214г. А это совсем не раннее средневековье. Разница между периодом IV – VII вв. и XIII в. громадна. Но со следующего предложения автор вновь начал проставлять даты. Но эти даты прошли цензуру азербайджанского “ученого совета”. Мы просто уточним, что Мамрухский храм датируется в научной литературе не III-IV вв., а XII – XIV вв. (Маилов С.А. Армянские церкви Азербайджана// Арх. наследство. 1985. N 33. С.143). Купольный тетраконх с обходной галереей, построенный князем Джеваншир (638-670) у села Лякит по подобию Звартноца, не может быть датированным Vв., а именно VII в., т.к. имеет привязку к конкретным историческим событиям и именам.
В статье сделана робкая попытка показать или доказать, что одна из страниц мировой архитектуры – монументальное средневековое зодчество Армении – полностью сформирована народностями, когда-то проживающими на территориях Кавказской Албании. И что эти народности дружно создали строго стилизованную художественную систему с территориальной зоной влияния, распространив при этом каноническую храмовую архитектуру на все области исторической Армении.
И парадоксально то, что нам приходится сравнивать архитектуру армянских церквей, расположенных в границах бывшей Советской Армении, с армянскими церквями, расположенными вне их. А вне – это большие территории. Ведь современная Республика Армения – это то, что осталось от турецко-большевистской реальности. Но это не значит, что с уменьшением территории переименовывается и вся ее культура. Каноническая храмовая архитектура утверждалась Армянской Апостольской Церковью и строилась не только в метрополии, но и в окраинных провинциях и конкретно в области Арцах в том числе.
За счет автономий и произвольного распределения территорий в чреве СССР родились мелкие империи-республики. После распада Совдепа начался процесс территориальных и исторических, разборок. В политической сфере конца прошлого века в массовом порядке появилось необходимое для решения таких специфических проблем ремесло – фальсификация истории. Это ремесло решает многосторонние задачи, но в основном применяется “обделенными” древней историей народами. Способ стандартный: возвеличивания себя посредством мифического героического прошлого и присвоения (постепенного, но с нарастающей динамикой) культурного и интеллектуального наследия с целью привязки той или иной народности к конкретной территории, на которой сформирована культура другого этноса – хозяина. В статье Салимовой А.Т. проявилась эта “нарастающая динамика”. За последние несколько лет наши оппоненты начали присваивать комплектующие элементы армянской культуры уже пакетом. Сегодня это монументальная архитектура средневековья. На очереди, по некоторым признакам (речь идет о выявлении “ученными” арменизированных и григоризированных турках использующих армянский алфавит), средневековая литература. Также пакетом. Интересно как будет решаться вопрос с духовным средневековым песнопением?
Что касается второй части статьи Салимовой, которая начинается с 25-го пункта, то здесь теория архитектуры пестрит выражениями типа: ”с точки зрения мифопоэтического сознания; роль в формировании сыграли тотемические представления; сознание которое изобрело бы более умозрительную концепцию образа мира; символика дуновения ветра как “духовной стихии”; из атмана возникло пространство, из пространства – ветер, из ветра огонь; внутреннем родстве между античной греческой, азербайджанской и азиатскими культурами; нет ничего удивительного, если многие памятники Кавказской Албании трактуются как “мандала” – один из символов буддийской мифологии и т.д”. Этот пересказ занимает большую часть статьи и представляет собой совершенно бессмысленный набор эзотерических тезисов Запада и Востока. Ясно, что формообразование в сакральной архитектуре основано на духовной концепции, но не в такой же трактовке. Это же на уровне бреда, что вполне понятно, ведь выдержанно в стиле автора “митраистического тумана” и азербайджанских “хачдашев”- Ахундова Д.А.
Мы затронули некоторые несоответствия в статье. За последние годы эта одна из “наиболее научных статьей азербайджанских ученных” из области теории архитектуры. Но возникает вопрос: с какой целью написана ни о чем не говорящая статья. В чем смысл пустословия, отнимающего наше время и заставляющего отвечать на бессмыслицу бессмыслицей, сравнивать и сопоставлять памятники различных архитектурных школ исторической Армении друг с другом. Уверяю вас, этот процесс не приведет к выявлению «азербайджанской крестовокупольной церкви».

Мистификация истории или «азербайджанская крестовокупольная церковь» — часть 2

Памятники христианской культуры, а это в основном армянские, в советском Азербайджане не восстанавливались. Притом что реставрационные работы велись в республике и довольно активно начиная с 50-х годов и восстанавливались только памятники ислама (Институт архитектуры и искусства АН Азер. ССР. Вопросы реставрации памятников зодчества Азербайджана. – Баку: Изд-во АН Азер.ССР, 1960. – 279с.). Сохранность христианских памятников Азербайджана – обязанность государства, и ни в какие ворота не лезет варварство, учиненное азербайджанскими крестьянами в Нахичеванской автономии по отношению к армянским памятникам Древней Джуги в 2001г. Это, по всей видимости, проявление “генетической памяти” к предкам-христианам.

По поводу “авторства” христианских памятников, попавших на территорию Советского Азербайджана, существует много научных исследований, которые, как уже принято, противоречат и историческим данным, и академическим источникам. Архитектура Азербайджана и азербайджанская архитектура – это разные понятия. В первом случае речь идет об архитектурных памятниках, созданных в течение тысячелетий многими народами, а во втором – история архитектурно-строительного процесса за годы большевиков.
По этому поводу наше внимание привлекла статья канд. арх. Салимовой А.Т. “Четырехстолпие памятников Кавказской Албании. Автор сделала попытку преподнести на научном уровне особенности храмового зодчества албанских народностей. Насколько же на конкретном примере удалось азербайджанскому ученному остаться в рамках научных исследований, а не превратить теорию архитектуры в прикладную составляющую политики?
По структуре статья делится на две части. В первой части перечислены основные христоматийные исследования, определяющие пути формообразования четырехстолпной конструкции в раннехристианской архитектуре. Упомянуты как эволюционные теории, так и теории формирования типа на основе комбинаторики объемных структур. Далее исследования ученного касаются проблем формирования канонических купольных систем средневековья, генетических форм, географического места и народа-творца создавшего эти архитектурные шедевры. Приводим фрагмент статьи, в котором говорится, что “11 На территории Кавказской Албании обнаружены храмы двух вышеназванных типов (“свободного” и “вписанного” креста ), ричем можно проследить их самостоятельную эволюцию – мавзолей в Пипанах и часовня у селения Кабиздара (Закатальский р-н), церковь из комплекса “Пир-Джеваншир” Кедабекского района, церковь Ортазейзит (Шекинский р-н), притвор-часовня епископа Григора, дворцовый зал и соборная церковь Арзу-хатун из Хотаванкского монастыря. Архитектура храмов “свободного” и “вписанного” креста подготовила более сложный композиционный замысел. Также следует отметить, что византийская базилика не знала четырехстолпной несущей системы – отдельные приземистые пилоны появились на рубеже V и VI вв. в Сирии – Калб Лузе.12 Но, несмотря на это, многие исследователи считают, “что развитие крестово-купольной системы считается важнейшим вкладом Византии в историю мирового зодчества”.13 Многочисленные попытки вывести храмы типа “вписанного креста” из византийской архитектуры опровергает хронологический анализ – на византийской почве он возникает во второй половине VI в. (преторий ал-Мундира в Русафе), в VI-VII вв. сооружены церковь в ал-Андерине (Сирия) и др.14 Причем, ранние византийские примеры “слишком разрознены во времени и пространстве для того., чтобы их можно было связать в целостный эволюционный рад.15 В то время как, в архитектуре Кавказской Албании можно проследить эволюционную линию развития, как тетраконхового, так и крестово-купольного типа. И если в архитектуре Мамрухского храма Ш-ГУ вв. уже четко акцентируется четырехстолбчатое подкупольное пространство, в архитектуре Лекитского (Ув.) внутреннее пространство имеет крестообразное решение, а в VI-VII вв. в архитектуре храма из монастыря “Едди Килься” мы имеем албанский образец крестово-купольнои церкви, подготовленный предшествующей архитектурой храмов “вписанного” и “свободного” креста”
В приведенной выше цитате перечислены следующие архитектурные типы: “свободный” и “вписанный” крест, купольная базилика, тетраконховые композиции, крестовокупольная церковь, церковь в Ляките (тип-трехярусная ротонда с обходной галереей), и, по утверждению автора, можно проследить их эволюционное развитие. Из чего можно сделать вывод о том, что оказывается купольное зодчество христианства сформировалось в Кавказской Албании, населенной разными народностями, и по четко очерченной границе Советского Азербайджана. Более того, не только средневекового, но местами и позднеантичного, если речь идет о тетраконховых типах. Но основная тема статьи – это четырехстолпие. По этому поводу на арену выходит классическая ситуация с вопросами генезиса и формирования крестовокупольной церкви. Канона Православия и основного достижения византийских зодчих. Госпожа Салимова, приводя в качестве примера крестовокупольной церкви Vl-VIIвв. монастырь “ Едди Килиса”, ставит под сомнение тот факт ”что развитие крестово-купольной системы считается важнейшим вкладом Византии в историю мирового зодчества”. Здесь мы хотим отметить, что это верный вывод. Но в копилку “азербайджанской” архитектуры он ничего не добавит.
Основываясь на фактических данных, хотим лишь напомнить , что развитие крестовокупольной церкви, конечно, есть важнейший вклад Византии в историю мирового зодчества, но крестовокупольная система была разработана не в Империи. Крестовокупольная система как устойчивая конструктивно-пространственная структура была разработана в Армении, причем как минимум на три столетия раньше. До применения с IXв. крестовокупольного типа в Византии, в Армении уже V- VIIвв. были построены крестовокупольные церкви в Текоре, Эчмиадзине (кафедральный собор и церковь св. Гаяне ), Одзуне, Багаране, Мрене, Багаване и Кумайри. Этот факт в науке не обсуждается, только у Якобсона А.Л. (Закономерности в развитии раннесредневековой архитектуры – Л: Наука 1983 с.83) были следующие сомнения по поводу Текорского храма: “Архитектура Армении V-VIIвв. действительна была передовой для своего времени, но предположение об изначальной крестово-купольной системе Текорского храма пока еще не доказана”. Хотим напомнить, что пятью строчками выше приведен список, в котором, кроме Текорского храма, указаны еще семь крестовокупольных церквей. Крестовокупольная ячейка – это производная от конструкции взаимоперпендикулярных сводов и применялась в архитектуре Армении, как в зальных, так и базиликальных формах. Конструкция же взаимоперпендикулярных сводов применялась в монументальной архитектуре Армении ранее IVв.

Мистификация истории или «азербайджанская крестовокупольная церковь» — часть 1

Механическое присваивание чужой непознанной культуры означает игнорирование своей индивидуальности. Сделать себя безликим можно, но спрашивается – зачем.

Метод мистификации, уже в начале 21-ого столетия начал давать сбои и не оправдал себя. Виной тому современные информационные технологии, делающие доступным многое, и в том числе первичные объективные данные. Открыт доступ и к непрофанической науке: исследованиям планетарных научных центров, институтов и данным электронных библиотек. Обмен информацией, научными и духовными знаниями между различными этносами происходил и происходит непрерывно.

 

Проживающие на нашей планете расы народы, народности, племена, этнические или государственные образования как в прошлом, так и сегодня, находятся на различных уровнях научно-технического развития, коллективного сознания и духовности. Есть древние и молодые расы или кочевые народности, уже ведущие оседлый образ жизни, есть созидающие этносы, культурный ареал которых выходит за рамки государственных границ. Передача знаний – это естественный, необратимый и необходимый процесс. Но помимо передачи знаний существует и понятие «освоение», т.е. сущностное восприятие знаний, которое не может быть механическим и продуктивно при наличии определенного духовного и интеллектуального минимума, а также генетической идентичности, обеспечивающей ее творческое восприятие. Например, древнеегипетская эзотерика и храмовая архитектура невоспринимаема и неприемлема даже через пять тысяч лет после ее создания для южноафриканских племен, чья мистико-ландшафтная метафизика направлена на коллективное внутренне созерцание, и не ставит бессмысленной, с их точки зрения, задачи – создания искусственной среды обитания, которая присуща иной расе и иной форме прогресса. Также невозможно присвоение культовой монументальной архитектуры армян кочевыми племенами, а сегодня – тюркскими государственными образованиями на территориях исторической Армении. В древности не стояло юридических, нравственных, историко-культурных проблем при захвате чужой территории. Не было необходимости в фальсификации чужой истории и удревнении своей племенной. А сегодня это актуально. Глобализированная и единая форма современного коллективного сосуществования и прогресса – Западная Цивилизация, имеет свои “правила игры”. И, несмотря на сегодняшнюю оматериализованную структуру Западной Цивилизации, базовой основой этой системы все же является интеллектуально-творческий потенциал.
Этносы, сформировавшие с древности культурный ареал с богатым творческим наследием: памятниками литературы, монументальной живописи, архитектуры, истории, имеют свою эгрегориальную сферу влияния, ведь их культура есть часть мировой. Фактор культуры непосредственно воздействует на внешнюю политику любого государства (моноэтнического или полиэтнического), так как творческие возможности народа и созданные или создаваемые им материальные и духовные ценности определяют приоритетные направления развития государства. Созидательное начало этноса определяется не только наличием нефти, но и тысячелетиями разработанным опытом и генетической памятью. Расы, народы, народности, племена т.е. любые этнические объединения наделены индивидуальностью, мировосприятием и, как следствие, своеобразным творчеством, окантованным стилистической системой художественного языка, сформировавшимся во времени и на конкретном земном пространстве. И механическое присваивание чужого непознанного этнокультурного пласта означает игнорирование своей индивидуальности. Индивидуальное – это то, что отличает тебя от остального мира, это те признаки, по которому та или иная культура узнаваема.
Сделать себя неотличимым и неузнаваемым можно, но спрашивается – зачем. И так вся христианская культовая архитектура Армянского нагорья и Закавказья IV-XIVвв. принадлежит единому культурному ареалу, к которому тюркский элемент не имеет никакого отношения. Но сегодня, объявив себя наследницей всей культуры Северной Атрапатены с Шумеро-Аккадского периода, Азербайджанская Республика, имеющая только советскую историю, получает шанс удревниться и по ходу обзавестись не турецким, а ирано-арийским этническим родством за счет народов, когда-то проживающих на территории современного Азербайджана. По сегодняшним меркам это очень “престижно”, и создает как нравственную базу при решении территориальных проблем, так и позволяет продолжать усваивать большевистский подарок – Атропатену.
Но у наших оппонентов существуют и другие мнения. К примеру, зав. отделом Института рукописей НАН Азербайджана Фарид Алекперли (oquzxan.livejournal.com) считает, что национальную идею Азербайджана невозможно сформировать, не вернув государствообразующей нации ее истинное и законное самоназвание – turk. Логично, но смотря как “сформировать”. Ведь национальная идея – понятие аморфное и имеет различные проявления. Например, так называемое “краеведение”, модное в советское время микроисторическое исследование, позволяло наряду с общей большевистской мифологией создавать и местечковые, республиканские или региональные, которые часто носили иной характер – не идеологический, а националистический и под “крышей” дружбы и равенства народов. Это беспардонное создание фактически новой исторической науки и культурного слоя в отдельно взятом регионе или советской республике и без учета историографии эпохи в общем планетарном контексте. Но для того, чтоб задумку претворить и сохранить в постсоветский период, когда она незащищена бредовой идеей “гегемонии пролетариата”, необходимо заново переписать и переиздать на многих языках историю человечества, начиная как минимум с античного периода.
И как следствие, в вопросах фальсификации истории и присвоении этнокультурого наследия армян турецкие гособразования имеют нерешаемые проблемы. Для решения их используются различные, даже друг друга взаимоисключающие способы. В Нахичеванской автономии уже уничтожено 27 тыс. архитектурных памятников, а в самом Азербайджане их присваивают посредством Кавказской Албании. В Турции же этот культурный слой уничтожался в первой половине 20-го столетия. Но сегодня турки применяют другой метод. Культурно-историческое наследие армян называется турецким, курдским, черкесским, грузинским и т.д. Растаскивая его по кусочку, делается попытка создания “культурного” хаоса на территориях Исторической Армении. А из хаоса есть возможность, согласно библейскому примеру, заново создать уже “исконно турецкую землю”. Фальсификации и смысловые искажения исторических фактов – распространенное явление в государственной политике Азербайджана и Турции. Все это “мифотворчество” широкомасштабно представлено на азербайджанских многочисленных сайтах. Но создавать имидж и набирать баллы на политической арене за счет статьей-однодневок – это неудачная платформа. Выражая очередные “перлы”, можно низвести дискуссию до уровня банального спора, попробовать таким способом уровнять позиции. Азербайджанские “продвинутые” сайты постоянно заполнены бессмысленными, патетически осуждающими, изнуряюще-повторяющимися сказаниями: о «несуществующей никогда» Великой Армении, о вопросах миграции азербайджанского народа в первом тысячелетии до н.э., об Азербайджане – наследнике Кавказской Албании, об арменизированных и григоризированных турках, использующих армянский алфавит в раннем средневековий и подобной дребедени, разработанной в “застенках” НАН Азербайджанской Республики.
На все это бессмысленно отвечать, а тем более доводить до спора. Большое количество статей азербайджанских ученных по Кавказской Албании создали нагромождение исторических желаний и чаяний, которые легко расшифровываются методом сопоставления первичных объективных данных и конечного вывода азербайджанских мыслителей, минуя конечно научный процесс “логической трактовки” фактов. Цель этих действий – всеми неправдами заставить всех привыкнуть (и в первую очередь самих себя) к бредовой мысли, что албанские народности – это предки азербайджанцев. Но исходя из той же логики, греки и армяне – предки турок. Ведь несколько веков тому назад турки заняли не только Атрапотену, но в числе прочего Византию и Армению.
Follow

Get every new post delivered to your Inbox.

%d bloggers like this: